Бензин продолжает дешеветь: что может остановить снижение цен

В мире дешевеет нефть, а в Украине продолжают снижаться цены на нефтепродукты. В частности, за неделю, с 21 апреля, литр бензина А-95 и дизельного топлива подешевел на 83 копейки, а сжиженного газа — на 55 копеек. По состоянию на 28 апреля в среднем по Украине стоимость бензина А-95 составляет 22,98 грн за литр, дизтоплива — 22,43 грн, сжиженного газа — 8,84 грн.
Однако, по мнению экспертов, есть факторы, которые сдерживают снижение цен на горючее. И это отнюдь не стоимость нефти.

Кстати, 28 апреля цены на нефть вновь упали из-за опасений по поводу ограниченных возможностей для хранения сырой нефти во всем мире. Стоимость барреля нефти Brent с необходимостью выкупить ее в июне, составила 22,11 доллара, а нефти WTI — 10,66 доллара. Отраслевые эксперты подчеркивают, что снижение цен на нефть WTI отчасти происходит из-за того, что розничные инвестиционные институции, такие как биржевые фонды, распродают июньские нефтяные фьючерсные контракты и фокусируются на более поздних фьючерсах. Таким образом, трейдеры стремятся избежать огромных потерь, подобных тем, которые возникли в начале прошлой недели после провала цены WTI ниже нуля. В то же время ожидается, что благодаря постепенному смягчению антивирусных мероприятий спрос на топливо будет постепенно восстанавливаться, а вслед за этим нефтяные котировки пойдут вверх.

«Фьючерсные торги нефтью — это больше элемент спекуляций»

О том, как нефтяные котировки отражаются на розничных ценах горючего в Украине, «ФАКТАМ» рассказал эксперт топливного рынка Леонид Косянчук:

— Для начала хочу отметить, что падение фьючерсов на нефть, которое мы с вами сегодня видим, влияет на наши цены приблизительно так же, как на погоду, то есть никак. Потому что Украина — это фактически импортозависимая страна. Мы не покупаем нефть, по крайней мере в больших объемах. Но мы покупаем нефтепродукты за рубежом. По крайней мере где-то 70% потребления украинского топливного рынка — это импорт. Поэтому ориентируемся на котировки цен биржи не нефти, а нефтепродуктов. Тем более что на нефтепродукты мы видим сегодняшнюю реальную цену, по которой можно купить товар, а на нефтяной бирже больше играют фьючерсные контракты, то есть на будущие — это фактически финансовые обязательства или расписки. То есть бумаги, это «бумажная» нефть. У этой «бумажной» нефти есть определенная дата, когда надо что-то делать с этими бумагами: или превращать их в физическую нефть, или продавать, или отказываться от своих обязательств и нести огромные убытки. Поэтому на фьючерсном рынке нефти и сложилась такая ситуация, когда цены пошли в минус, так как выкупать реальную нефть было невозможно из-за ее переизбытка.

Хочу отметить, что эти биржи нефти и нефтепродуктов, конечно, связаны. События, тренды или тенденции у них между собой коррелированы, но не синхронизированы по времени. Отставание ценовых тенденций на бирже нефтепродуктов составляет порядка 45−60 суток. То есть если мы сегодня видим, что цена нефти — 21 доллар за баррель, то понимаем, что эта нефть, дай Бог, превратится в нефтепродукты только через определенный период. Почему я говорю «дай Бог», потому что практика показывает: только около одного процента фьючерсных контрактов имеют реальное физическое воплощение. Поэтому фьючерсные торги нефтью — это больше элемент каких-то спекуляций, нежели обязательства по реальным сделкам.

У нас цены на нефтепродукты по-прежнему зависят от двух факторов: стоимости на европейском рынке, откуда мы в основном берем нефтепродукты, и курса национальной валюты. Ведь у нас налоги начисляются в иностранной валюте, то есть в евро за тысячу литров. И когда мы импортируем нефтепродукты, то платим за них тоже валютой, которую трейдеры должны купить на межбанковской валютной бирже. Поэтому курс валюты очень быстро оказывает влияние на ценообразование.

Чтобы вы понимали: снижение курса национальной валюты к доллару на одну гривню — это приблизительно плюс 50−60 копеек к стоимости литра бензина. Вот такая зависимость. То есть это как будто нефтепродукты подорожали на внешнем рынке на 20 долларов за тонну. Таким образом, 20-долларовое колебание на тонне равносильно влиянию изменения курса национальной валюты на одну гривню.

«Налоги — более чем в два раза больше стоимости самого бензина»

— Сейчас в Европе цены на нефтепродукты опускаются, соответственно, и к нам горючее поступает дешевле, правильно?

— Тут опять же многое будет зависеть от валютной политики Нацбанка. Ведь от курса зависят не только расходы на закупку нефтепродуктов, но и сумма налогов. Кстати, о налогах. Основной из них — акцизный сбор. К примеру, по бензину это 213 евро за тысячу литров. А в тонне не одна тысяча литров, ведь это не вода. В тонне бензина 1350 литров. Поэтому если в последнее время средняя цена на бензин составляла 200 долларов за тонну, то бюджет Украины получал от трейдеров налогов 436 долларов за тонну. Выходит, налоги — более чем в два раза больше стоимости самого бензина.

Вот поэтому сегодня, с нынешним курсом гривни, доля налогов в цене бензина составляет 71%, и 53% — по дизельному топливу. Приведу такой пример для понимания ситуации. Допустим, кто-то просто взял и подарил Украине месячное потребление бензина, то есть 300 тысяч тонн по нулевой стоимости, бесплатно. Горючее растаможили, уплатили налоги, довезли до нефтебазы, с нефтебазы — на АЗС и продали вам в бензобак. Так вот, этот бензин, с нулевой закупочной стоимостью, продавался бы в рознице минимум по 12 гривен за литр. В основном только за счет налогов.

Причем еще раз отмечу, что Минфин установил этот акцизный налог в евро. Это означает, что если гривня упала, как случилось недавно, то в бюджет поступает, соответственно, больше денег в гривневом эквиваленте, чем поступало при более высоком курсе гривни. Но эти деньги — из нашего с вами кармана, потому что конечным плательщиком налогов в любой стране является непосредственно потребитель товара. То есть от девальвации гривни в результате цены на заправках повышаются, но при этом государство получает больше налогов.

Теперь ко всему этому еще добавились коронавирус, карантин и резкое сокращение потребления горючего по всей стране. Поэтому сейчас мы имеем уже три фактора, влияющих на топливный рынок. Два фактора — объективные, это внешний рынок и курс гривни. А третий — падение спроса минимум на 20% из-за карантина. Согласно прогнозам, падение спроса может достичь 40%. Туризм прекратился, перевозки упали, самолеты не летают, люди никуда не ездят, сидят по домам. Так что потребление падает.

— Но все-таки, учитывая то, что оптовые цены на импортное горючее уменьшаются, есть ли еще запас для снижения розничных цен на украинских АЗС?

— Знаете, тут сложно дать однозначный ответ. Дело в том, что сети снизили цену, когда еще не было объективных причин для этого. Это когда президент и премьер-министр собрали трейдеров и попросили понизить цены. Тогда все ужались до безубыточного состояния. Цены уменьшили, насколько могли. А тут пошло падение оптовых цен, и от трейдеров снова ожидают удешевления. И оно уже произошло.

Если мы возьмем март-апрель, то бензин подешевел больше чем на 3,80 грн за литр в среднем по Украине. Только с начала апреля цена упала на 1,85 грн. То есть рынок реагирует, но он не может реагировать до бесконечности. Ведь, кроме цен, остаются те факторы, о которых мы уже говорили, — налоги и курс гривни. Поэтому если сети будут уменьшать цены на АЗС только пропорционально оптовой стоимости нефтепродуктов, то они будут вынуждены работать в убыток, — подытожил эксперт.

Следует отметить, что нынешняя неделя началась с роста курса доллара по отношению к гривне. Хотя финансовые эксперты пока не видят причин для резкой девальвации национальной валюты.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Добавить комментарий